aif.ru counter
Дмитрий Борисов 0 131

«А Бог есть?». Т. Толстая – о правах «шкафа» и «стула» и тяге к разговору

На площадке творческого индустриального кластера «Октава» состоялся творческий вечер писательницы, публициста и телеведущей.

Алексей Дубинин / АиФ

Чтение своей короткой прозы Татьяна Никитична чередовала житейскими историями и общением с публикой. «АиФ в Туле» записал наиболее интересное из услышанного. 

О лучшей жизни

- Мы, конечно же, живём сегодня лучше, чем в советское время. Мне кажется, я достаточно долго на этом свете пожила, чтобы утверждать это. Я помню все эти десятилетия, начиная с 50-х. О прежних знаю по родительским рассказам, из разного рода исторических источников. Перечитав с этой точки зрения литературу XIX века, вдруг со смехом обнаруживаешь, что как будто бы ничего не изменилось.  Всё то же чередование, те же «качели», когда в обществе вдруг появляется какое-то облегчение, общая гражданская направленность к добру и массовая порядочность, которая сменяется потом угрюмыми кошмарами и ужасами.

Фото: АиФ/ Алексей Дубинин

Есть у меня любимейший автор, живший во второй половине XIX века, умерший в 20-е годы XX-го. Знаменитый юрист Анатолий Фёдорович Кони. Он был исключительно порядочным человеком. И среди прочих юристов он был привлечён к созданию новой законодательной базы для крестьянской реформы Александра II – царя-освободителя, как его называли. Освобождение крестьян произошло в 1861 году, реформе должна была соответствовать законодательная новелла, над которой работала большая группа юристов. Процесс был сложным, болезненным. Крестьяне ранее фактически приравнивались к имуществу – они были всё равно как стул или шкаф. Теперь этот «шкаф» или «стул» получал равные права, его нужно было уважать и считаться с ним…

Фото: АиФ/ Алексей Дубинин

О закономерностях истории

- Кони пишет, что у его команды была надежда, что новое законодательство приживётся, но не было никакой уверенности, поскольку то вопиющее воровство и безобразие, что творилось кругом, казалось настолько угнетающим, что вообще было непонятно, как в этом мраке может что-то произойти хорошее. Веры в человека уже совсем не было. 

Фото: АиФ/ Алексей Дубинин

И вдруг после реформы, откуда ни возьмись, пишет он, появилось огромное количество молодых, деятельных, честных людей. Среди судей, присяжных заседателей и прочих, имеющих к судопроизводству непосредственное отношение. Кони был этим потрясён. Но после прогресса начался регресс. Так история России и движется – шаг вперёд, два шага назад. Царя-освободителя в итоге убили. Террористы-народовольцы, появившиеся после реформы. Конечно, многие из них были обычными психопатами, которые подвёрстывались под идеологию «освобождения» и т.п. Другая часть действительно верила, что можно кровью и человеческим мясом проложить себе дорогу вперёд. В то, что путь этот ведёт в ад, они не верили, жертвовали собой и считали, что другие тоже должны жертвовать. Вполне себе чудовищные люди. Почитайте «Бесы» Достоевского. 

О вопросах мироздания

- Я помню своё выступление в Санкт-Петербурге в 1988 году, одно из первых. Зал набит битком. Народ, только почувствовав какое-то освобождение, кинулся, как ни странно, к писателям. Именно на писательские встречи было не пробиться. Люди были полны разных чувств, но выразить их не могли. И писатели казались теми, кто сможет высказать, проговорить то, что люди хотели услышать. Потому что было одно мычание, люди не понимали, что происходит, не знали, какие вопросы задавать. И как...

Фото: АиФ/ Алексей Дубинин

Тысяча человек в зале, каждый хочет что-то спросить. С заднего ряда кто-то вопрошает: «Скажите, а Бог есть?». Человек сидит в своей коммуналке (если это Питер) или в своей малометражке (если Москва). Душа и сознание человека полны вопросами о мироздании. Кого об этом спросишь? С кем поговоришь? С соседом по коммуналке? Информации нет, церковь фактически запрещена. На Пасху, чтобы отвлечь людей от крестного хода и службы, всю ночь гоняют песни польской эстрады. А тут писатель – он что-то журчит, рассказывает... Он может знать. «Скажите, а Бог есть?». Совершенно непонятно, что на этот вопрос отвечать…

О крысах и сирени

- Где-то до 1997-го или 1998-го я жила в квартире старого двухэтажного дома в Замоскворечье. Дом этот когда-то принадлежал церкви. Мне очень нравилось там, несмотря на то, что жизнь была дико неудобной во всех отношениях. Квартира наша была на первом этаже, а, стало быть, в полуподвале.

Фото: АиФ/ Алексей Дубинин

В наше окно кому-то особое удовольствие доставляло бросить горящий окурок. Или ещё гадость какую-нибудь. Дом покосившийся, во дворе – изрытый вперемежку с землёй асфаальт. Но при этом – сирень под окном. Грибы, которые росли рядом с нашим домом, напротив магазина. В центре Москвы.

Это было чудное разваливающееся Замоскворечье, которое мне ужасно нравилось. В доме постоянно пахло старой штукатуркой, в старых деревянных полах крысы прогрызли дырки и бегали ночью по квартире. В начале 90-х, когда было голодновато, крысы съели все кнопки у телевизионного пульта. Видимо, жир на кончиках пальца, оставленный на пластмассе, показался им чем-то съедобным.

Потом коммерческие банки стали выкупать эти дома (наш, правда, не купили) и сносить, а на месте перекосившихся аутентичных строений возводили новые, с кудрявыми решётками и огромными стенами. И уже тогда любители старины ходили и плевались в сторону этой застройки. Ещё никакого Лужкова не было, а на посту мэра Москвы был Гавриил Попов…

О ровесниках Толстого

- Когда читаешь описание юриста Кони своих современников, людей во власти, разговоры с ними, их суждения, их логику и выводы, в ужасе понимаешь, что многие из описываемых были людьми с такими заблуждениями, с такой надменностью и с таким запредельным высокомерием по отношению к простому населению,  что напрашивается вывод, что никаких героев в то время не было. Что это не какой-то там блеск XIX века, который мы якобы потеряли…

Фото: АиФ/ Алексей Дубинин

Позапрошлый век вообще нам очень близок. Особенно благодаря литературе. Взять Льва Толстого. Без него мы бы многое не видели и не понимали – настолько подробно он описал множество тогдашних реалий. В этом смысле Толстой от нас находится на очень коротком расстоянии. Это не что-то непонятное, средневековое. По сути, психологически он наш ровесник. Поумней, разве что.

Фото: АиФ/ Алексей Дубинин
Материал подготовлен: Дмитрий Борисов
Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Когда начинается Рождественский пост?
  2. Какая погода будет в Тульской области с 12 по 18 ноября?
  3. Как законно переоборудовать автомобиль?
  4. Что делать, если стоимость товара на ценнике не соответствует на кассе?
  5. Получают ли тульские чиновники материальную помощь?
  6. Куда звонить в Туле и области, если отключили электричество?
  7. Как защитить себя от нападения собак?
Самое интересное в регионах