Татьяна Трухачёва 0 154

Какие руки у Чехова? Михаил Угаров представил в Ясной Поляне «Братья Ч»

9 июля состоялся предпремьерный показ фильма «Братья Ч». Режиссер кинокартины Михаил Угаров и команда актеров – Егор Корешков, Александра Ребенок и Яна Ирьтеньева – ответили на вопросы зрителей после показа

Юлия СИНЮТИНА / АиФ-Тула

В заключительный день фестиваля «Сад гениев» (Ясная Поляна), 9 июля, состоялся предпремьерный показ фильма «Братья Ч». Режиссер кинокартины Михаил Угаров и команда актеров – Егор Корешков (Антон Чехов), Александра Ребенок (Наталья) и Яна Ирьтеньева (Дуня) – ответили на вопросы зрителей после показа. Большую часть встречи актеры и режиссер принимали благодарности от зрителей и аплодисменты. Стояла очень дружественная и непринужденная атмосфера, актеры и зрители перешучивались и даже придумали пару названий для скорее всего «несбудущемуся» продолжения фильма – «Брат Ч-2» (по аналогии с «Братом-2») и «Братья Ч-Ч».

"Снимали 23 дня. Очень помогало, что Никольско-Вяземское – это довольно глухое место. Мы там жили безвылазно всей группой, общались день и ночь., репетировали, когда хотели". Фото: АиФ-Тула / Юлия СИНЮТИНА

- Крупные планы – ответственность. Все открыто зрителю, все эмоции, каждая слезинка, каждое движение. Это сложно – сниматься крупным планом? Или вы настолько были погружены, что все получалось, как само собой? Ощущение, как будто вы просто жили.

Александра Ребенок: На самом деле мы не знали, что настолько крупно! Мы думали, камера где-то со стороны… Оператор был достаточно далеко всегда. Удивление было точно такое же, как и у вас.

- А было ли какое-то разочарование от того, что себя увидели так близко? Вы понравились сами себе?

А. Р.: Разочарование, если и было, то какое-то личное. Когда ты актер, смотря на себя со стороны, ты изучаешь какие-то профессиональные моменты, «кухню». Это все интересно, потому что ты много что имел в виду, а потом ты видишь, как картинка приняла совершенно другой, скрытый смысл. Ты хотел сказать одно, а режиссер коварный все испортил в своих целях (смеется). Но, в любом случае, каждая работа чему-то учит, ты что-то смотришь и получаешь возможность увидеть, куда стоит двигаться в дальнейшем.

Егор Корешков: Когда я узнал, что буду играть Чехова, было боязно. Я был не уверен. А потом готовился-готовился-готовился, начались съемки… На самих съемках было уже достаточно легко.

Яна Ирьтеньева: Я, когда в первый раз увидела фильм, очень удивилась – я думала, что камера была с другой стороны. Очень много нового про себя узнаешь, когда видишь себя со стороны, особенно в первый раз (роль Дуни – первая работа актрисы в кинематографе).

Михаил Угаров: С нами работал совершенно потрясающий оператор, один из лучших в России - Алишер Хамидходжаев. И я специально остановил выбор на нем, потому что понимал, что я дилетант, новичок и ничего не умею, что мне нужны сильные партнеры. Вы видите, что у него очень «живая» камера. Актеры говорили, что они ее ощущают, как партнера. Поначалу они искали камеру глазами, мы говорили: «Не ищите камеру! Она вас найдет сама! Не заботьтесь о том, в какую сторону вы смотрите, двигайтесь, как двигаетесь» Ну, в общем, так всё и получилось.

"В этом фильме практически всё документально. Вымысел минимальный, чтобы соединить сцену со сценой, например. Основа – письма, мемуары". Фото: АиФ-Тула / Юлия СИНЮТИНА

- Сколько времени снимался фильм?

М. У.: Снимали 23 дня. Очень помогало, что Никольско-Вяземское – это довольно глухое место. Мы там жили безвылазно всей группой, общались день и ночь. Репетировали, когда хотели, хоть в 2 часа ночи. Это очень соединяло группу и ускоряло процесс. Когда снимаешь в Москве, актеры разъезжаются на другие съемки, спектакли, возвращаются с другим грузом, не сильно понимая, что происходит на съемочной площадке. Нужно время включаться. А здесь варилась эта замечательная каша!

- А что все-таки сподвигло снять фильм именно про Чехова? Какой был мотив? Вы когда-нибудь ставили что-то из Чехова?

М. У.: Никогда. Я ставил только современную драматургию, всегда считал, что и без меня найдутся мастера, которые поставят классику лучше, чем я. Здесь меня толкнула современность истории. 25-летний парень, которые не знает, кто он на самом деле. Я вспоминаю себя в этом возрасте, тут абсолютно такие же ощущения. Кто ты – графоман или профессионал? Ты голову людям морочишь тем, что ты делаешь, или будет какое-то продолжение в искусстве? И у актеров ведь то же самое, они живут в таком же состоянии: «Я талантлив или просто красивый бодрый парень?» Это волнующее состояние, поэтому получилось немного биографично все.

- Это ваша первая режиссерская работа в кино, как ваши впечатления от проделанной работы?

М. У.: Оказывается, это очень интересное занятие – снимать кино (смеется).

- Какие планы в дальнейшем? Нас всех очаровала эта история, будет ли продолжение «Братьев Ч»?

М. У.: Насчет продолжения я не уверен. Я перечитал тонну литературы о Чехове, практически всё, что есть. У меня ощущение, что искренне и по-настоящему он любил именно в первый раз. А дальше – отрезвление, его игра с женщинами, довольна жестокая игра. И в конце – довольно прозаическая женитьба. Поэтому мне кажется, что дальше все гораздо грустнее. Драматизм там, конечно есть. Но, я думаю, что в фильме показаны самые переломные годы жизни Чехова, как жизни мужчины, который, разумеется, сказался на жизни писателя.

"На съемках мы «боролись» с еще одним моментам. Во времена советской власти у Чехова был создан образ «интеллигента», такого мягкого, тактичного. А он был жестким". Фото: АиФ-Тула / Юлия СИНЮТИНА

- На основе чего были созданы вами взаимоотношения между братьями в фильме? Была ли доля вымысла?

М. У.: В этом фильме практически всё документально. Вымысел минимальный, чтобы соединить сцену со сценой, например. Основа – письма, мемуары. Это полная и документальная реальность их отношений. Реальная трагедия Александра Чехова – Чехов уже есть. Эта страшная фраза в конце («Писать можно плохо, но нельзя узурпировать чужое имя») сразила его. Буквально получается, что его лишили имени, и он никто…

- Как вы относитесь к книге Дональда Рейфилда о Чехове? Ею вы пользовались?

М. У.: Пользовался. И, по-моему, все актеры ее читали. Она бесценна на сегодняшний момент. Хотя я знаю, что многие «чеховеды» упрекают ее в «желтизне». Там всё то, что вычеркивали из биографии Антона Павловича. Чего стоит его переписка с Левитаном! Два нормальных мужика переписываются, без оглядки на цензуру. Это ценно не потому, что это что-то «жареное», а потому что человек открывается. Книга очень серьезная. Вообще для меня одна из самых закрытых и таинственных фигур в русской литературе - Чехов. Лев Николаевич Толстой, по сравнению с Чеховым, просто дитя малое, которое всё наружу, все выписывал и выговаривал! А с Чеховым только и гадай, какой же он на самом деле был. Когда мы репетировали с Егором, я спросил у него: «Егор, а какие руки у Чехова?» И мы стояли и пытались представить. Вот руки Толстого, Горького я могу представить. А Чехова не могу.

На съемках мы «боролись» с еще одним моментам. Во времена советской власти у Чехова был создан образ «интеллигента», такого мягкого, тактичного. А он был жестким. И вот это хотелось тоже понять. Снял фильм, а до сих пор загадка.

Е. К.: Какая загадка! Там же все ясно! (смеется)

- Ну а в чем же тогда тайна Чехова?

Е. К.: Да тайны вообще никакой нет. Вон Чехов, на экране. Я тоже Чехов, отчасти… (улыбается)

- Съемки на натуре, «заключение» на 23 дня без цивилизации – всё это помогало вживаться в образ актерам?

Е. К.: Безусловно. Люди же раньше там жили месяцами, ГОДАМИ. Проводили каждое лето на даче. Там особая атмосфера. И даже мы, люди городские, выезжая на природу, впитываем это буквально за день. Уже хочется остаться и существовать в этом ритме. Я приехал на съемки чуть раньше, чем начали снимать, и начал все чувствовать заранее.

- Какие открытия были сделаны вами на съемках?

Е. К.: Меняешься сразу на физическом, химическом уровне. Нам, актерам, свойственно подстраиваться под место и людей, забывать обо всем, что было до этого. Здесь погружаешься в атмосферу, сливаешься с природой. А природа не имеет времени, это может переносить в любое пространство.

- Была ли импровизация?

Е. К.: Была! Конечно! Вообще, камера запускалась раньше сцены и выключалась позже.

М. У.: Да, это очень хитрый способ. Мы договаривались с оператором о том, что камеру включаем, а «Начали!» актерам говорим минут через 5-7…

А. Р.: Мы вас раскусили на второй день! (смеются)

М. У.: Наверное, из этого приёма они и поняли, что здесь нужна какая-то другая степень свободы. Какие-то тексты говорились неправильно – ну, так и Бог с ним! Если это хорошо вышло, то замечательно! Что-то вдруг выкидывалось… Ну и что?

А. Р.: Был очень интересный микс. Казалось бы, «историческое кино», но, если вы заметили, здесь нет историзмов в языке, каких-то оборотов, характерных для того времени. Сплошные крупные планы, и этих всех реквизитов – ложечек, папиросочек, всех-всех «штучек», которые очень тщательно искали реквизиторы, – не видно. Мы сговорились рассказать историю про человека из другого времени, но при этом оставшись современными людьми. На кастинге было очень важно показать что-то свое в этом всем, существуя в этот момент «документально». Это очень интересно – искать современность в людях из другого времени, мне кажется, нам это удалось!

- Во время массовых сцен в фильме люди общались так, как будто они слышат только сами себя. Это очень «по-чеховски». Вы настолько погрузились в творчество Чехова, что стилизовали этот прием? Или погрузились в его биографию и решили, что так было у него и в жизни?

А. Р.: Сложно ответить, и то, и то верно. Но это и есть Чехов, в его пьесах очень часто каждый говорит о своем. Здесь невозможно найти грань, где это специально, где само по себе. Вы знаете, мы даже на съемках называли друг друга по имени персонажа! Прям совсем там жили.

- Вопрос к актеру. Скажите, кого же Чехов всё-таки любил из двух?

Е. К.: Вообще любил он обеих, по-своему. Наталья – прожитая история, которая засела в душе, от которой избавиться невозможно. Чувство есть, но есть и осознание, что из этого ничего не выйдет. А Дуня – новое, страстное, сильное чувство, здесь есть какое-ожидание. Но опять же, в силу обстоятельств, из этих отношений тоже ничего не выйдет.

Большую часть встречи актеры и режиссер принимали благодарности от зрителей и аплодисменты. Фото: АиФ-Тула / Юлия СИНЮТИНА

М. У.: Это очень интересный вопрос. «Человек без селезенки», «человек без сердца» - это же документальные фразы. Это Чехов. Мы очень удивлялись поступкам Чехова, потому что порой то, что он делает и говорит, очень странно. Мы пришли к странному выводу – у него в кармане диктофон. Он писатель, и иногда он делает вещи, которые обычный мужчина не будет делать. А он говорит и смотрит – какая будет реакция? И потом все переносит в произведения. В принципе, он безжалостен к своим современникам. Вспомнить даже историю с Левитаном (Чехов описал его роман с Кувшинниковой в «Попрыгунье»).

- Мы очень подробно разобрали и судьбу Чехова, и саму историю. А как вообще родилась идея фильма?

М. У.: Сценарист Елена Гремина сначала написала пьесу по заказу чеховского театрального фестиваля, которую хорошо поставил театр Станиславского. Прошло время, вдруг у продюсеров возникла идея сделать из этого фильм. Она написала сценарий, и они обратились почему-то ко мне. Я испугался, но стало интересно. Поработав, я понял, что между кинорежиссером и театральным режиссером большой разницы и нет. Инструментарий, технология другие, а это освоить довольно просто в любой профессии. Сложно освоить какие-то смысловые моменты.

- Подбор всех актеров совершался только через кастинг? Или вы заранее видели кого-то из актеров в той или иной роли?

М. У.: Только через кастинг. Даже если я и знал кого-то ранее, мне было важно посмотреть на ансамбль. Никого отдельно не смотрел, только в партнерстве.

Я. И.: Меня «привел» композитор этого фильма, Александр Маноцков

А. Р.: Я так и знала, что ты по блату… (смеются)

М. У.: Когда мы с композитором заговорили о роли Дуни (Дуня – еврейка, очень яркая и красивая женщина), он воскликнул: «Господи, есть же!» Я сказал: «Ну приводи»…

Завершился киновечер рассказом актеров о том, в каких театрах они играют, а уже после, на улице, фото- и автографсессией для всех желающих.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Жители каких домов будут заключать прямые договоры на водоснабжение?
  2. Где можно получить информацию о новых правилах платной парковки в Туле?
  3. Как в Туле будут ходить трамваи с 29 июля по 30 сентября?
  4. На каких улицах Тулы изменятся правила остановки и стоянки машин?
  5. По каким телефонам звонить в аварийных случаях в Туле?
Самое интересное в регионах